Интервью Эрика Крипке о том, как начинался проект «Сериал «Сверхъестественное»»

Смотрите 11 сезон на нашем сайте!



Интервью Эрика Крипке о том, как начинался проект «Сериал Сверхъестественное»

Эрик Крипке: «А к чему я все это веду – благодарить надо Джареда и Дженсена, ту невероятную харизму, которой эти парни обладают сообща, и по отдельности как актеры. Мы можем много говорить, и я могу рассуждать, что это из-за структуры сезонов и т.д., но на самом деле это благодаря Джареду и Дженсену. То, что мы любим писать для сериала, помогает, но в конечном итоге мы в эфире десятый год благодаря этим парням...»

Встреча с Эриком Крипке в NerdMelt Showroom 18.03.14 

Источник: Kevin GenreSmash - аудиозапись, выложенная на сайте Writers Guild Foundation 01.09.14. Перевод-пересказ от wing-sco.

С самого детства Эрику Крипке нравились городские легенды, и он удивлялся, что никто не замахивался на эту тему. Никто не использовал Человека-Крюка, Женщину в Белом и т.п. Он придумал множество версий сериала с городскими легендами. В конце концов, как способ рассказа он выбрал работающего на таблоид журналиста, который расследовал эти истории. Накануне встречи, на которой он должен был представлять боссам WB свою идею, он работал над тем, кто этот репортер, каково его прошлое и т.д. и написал в блокноте три строчки:

«Единственный способ сделать такой сериал – это как в «Шоссе 666» — два парня в крутой тачке разъезжают по дорогам».

Когда на следующий день он рассказал идею сериала, ему сказали, что городские легенды им нравятся, а журналист – совсем нет, это не возбуждает интерес. Тогда Эрик сказал: «У меня есть еще вариант, это два парня в классной машине, как в «Шоссе 666». И прямо на ходу придумал и добавил: «И они братья. У них полно семейных заморочек, и они охотятся на монстров». Ему ответили, что это интересно, сериалов о братьях не было давно.

Ведущий: А Джаред и Дженсен в курсе, что поворотные моменты в их карьерах возникли из-за того, что Вы навешали боссам лапши на уши?

Крипке сказал, что это был не единственный момент в создании «Сверхъестественного», когда он вешал лапшу.

Эрик Крипке: Когда мы набирали актеров, мы должны были показывать их боссам студии. Когда я привел Дженсена, то сказал: «Вот Дженсен Эклз, это мой выбор (this is my guy), я целиком за него, и хочу, чтобы он играл Сэма! (хохот в зале) Он вошел, сыграл Сэма, отлично сработал, а когда он вышел, зашел Джаред. И я сказал: «Я чертовски люблю и этого парня тоже! Думаю, что он тоже будет великолепным Сэмом». И он сыграл Сэма. Они спросили: «А кто на Дина?» Я: «Да так, кусок дерьма». (peace of shit) Зашел парень, который пробовался на роль Дина, сыграл, и был не слишком хорош.

[прим. переводчика: Это расходится с той версией, которую они озвучивали на Палей в 2006 г.]

Интервью Эрика Крипке о том, как начинался проект «Сериал Сверхъестественное»

Эрик Крипке: И я сказал: «У нас проблема! Есть два отличных варианта на Сэма и ни одного на Дина». Там был я, другие наши продюсеры и люди со студии. Вопреки бытующему мнению, что все они придурки (always suck), люди со студии умны, доброжелательны и могут подкинуть хорошие идеи. Они сказали мне: «А Вы не рассматривали возможность взять Дженсена на роль Дина?» Вот так крупные решения на телевидении частенько принимаются спонтанно. На телевидении очень многое – импровизация. Мы решили, что это отличная идея, и позвали Дженсена. Он ведь работал над ролью Сэма, изучал материал. Он пришел, и мы сказали ему: «Знаешь, с ролю Сэма не сложилось, но как насчет Дина?» И он: «Черт, да! Я ведь и хотел Дина!»

Крипке сказал, что в процессе создания сериала все события случались не без причины. Потому, что происходило очень много всего, а в результате все оказывалось так, как и должно быть.

Первый вариант сценария Крипке писал три с половиной месяца. Его отвергли. Сказали, что такое они снимать не будут. Никогда. Но идея с городскими легендами им по-прежнему нравится, так что… Крипке запил на уикэнд, а потом за две-три недели написал второй вариант, с абсолютно новой предысторией персонажей. От первого варианта там осталось страниц восемь. В первом варианте Дин даже не был забавным. Крипке сказал, что был зажат. Только когда он отвязался от мыслей, что это его шанс, и он должен написать великий сценарий, дело у него пошло. Многое из того, что потом вошло в ДНК «Сверхъестественного», родилось именно тогда – что Дин слушает классический рок, его скабрезные шуточки.

Крипке не получает удовольствия от процесса написания, это скорее мучительный процесс. Он писатель-невротик.

Ведущий: Вы создали сериал, который идет уже много сезонов. Мне нравятся женщины, моя девушка сейчас здесь, она красавица… Я люблю женщин, но Дженсен… (пауза)

(хохот и овация в зале)

Ведущий: Что-то в нем есть такое… Вот смотрю я сериал, и думаю, что у него очень красивые губы. Я могу понять, почему они хотят его целовать. (Something about him… I think it's… I was watching the show and like… I think it's his, he has really nice lips. Like, really, I can see wanting to kiss them.) Это я к тому, что, очевидно, на сериал есть очень бурная реакция в интернете. У сериала вырос сильный (great) фандом. Когда Вы это осознали?

Крипке сказал, что рано, но не в самом начале. Они были так погружены в написание сценариев, что не видели ничего вокруг. К тому же в 1-м сезоне рейтинги вовсе не зашкаливали, и ничто не указывало на страстную реакцию зрителей и наличие активного фандома. Впервые они осознали, что у них есть фанаты, когда их пригласили на Палей [в 2006 г.] Когда они пришли, а это было в семь вечера, им сказали, что на их встречу люди стояли в очереди с десяти утра. Они были поражены. Зал был полон, а вопросы зрителей показывали их сильную увлеченность.

Первым упражнением в высмеивании себя и фанатов была серия «Голливудский Вавилон». Все реплики персонажа Гэри Коула – это реальные замечания руководства создателям сериала.

Ведущий: … Это обычное дело у писателей – Стивен Кинг вписал себя в «Темную башню», Алан Мур утверждал, что встречал Джона Константина. Вы просили вписать себя в серию «Весь мир – театр»?

Крипке, смеясь, сказал, что нет. В то время он уже не был у руля, и появлялся там три-четыре раза в неделю. Эта серия на совести Эрика Крипке и Бена Эдлунда. Обычно идеи Крипке были менее сумасшедшими, чем у Эдлунда, но в этот раз было иначе. Освобождение от ответственности пробудило в Крипке озорство, которое больше не сдерживалось необходимостью обеспечивать рейтинги. Это придало ему свободу. Оригинальная идея Эдлунда была списана (нет, не списана – это была дань уважения) с сериала «Сумеречная зона», где герой внезапно обнаруживал себя на съемочной площадке. Сэм и Дин должны были внезапно обнаружить, что они на съемочной площадке. Такой вариант «Шоу Трумана».

Крипке: А я сказал: «Круто. А что, если они будут на съемочной площадке «Сверхъестественного»?

Это всем понравилось, так они могли реализовать шутки, придуманные, когда в сюжет вводили книги о Винчестерах.

Крипке: И я приеду на площадку, и меня застрелят. … Я пошел к Бобу Сингеру, который является для меня ментором, он мне как отец. На самом деле персонаж зовут Бобби Сингер потому, что Боб Сингер – мой Бобби Сингер. Этот случай, кстати, демонстрирует его характер. Я сказал, что хочу играть себя. Я хочу выйти из машины, и меня застрелят. Он ответил: «Ты дерьмовый актер, так что забудь об этом».

(хохот в зале)

Ведущий: В «Сверхъестественном» работали Джон Шибан и Ким Маннерс. Вообще, в сериале

есть ДНК «Секретных материалов». Вы взяли Бена Эдлунда во 2-й сезон «Революции». … По каким критериям Вы набираете людей? Когда Вы брали Кима Маннерса, Вы говорили себе: «Он из «Секретных материалов», так что беру!»

Крипке сказал, что до сих пор Ким — это лучший телевизионный режиссер, которого он встречал в своей жизни, у него была превосходная репутация, в том числе и из-за «Секретных материалов», но дело не в этом. Прежде всего, это должны быть хорошие люди. Очень многое в создании сериала – это импровизация. И ты проводишь с ними больше времени, чем с родными. Поэтому это должны быть приятные, позитивные люди. Новорожденные идеи очень хрупкие, там не нужны люди, первая реакция которых – сказать: «Нет, это чертовски глупо!». Некоторые из работавших с ним людей раньше не писали в таком жанре, например, Сара Гэмбл. Она писала пьесы.

Интервью Эрика Крипке о том, как начинался проект «Сериал Сверхъестественное»

Фото: кадр из эпизода 6.15, в котором роль Эрика Крипке играл актер Мика Хауптман

Ведущий: Когда Сара стала шоураннером, ей досталось от фандома. Как Вы к этому относитесь?

Крипке сказал, что плохо. Но он пристрастен. С его точки зрения фандом наезжал на его практически сестру, с которой он проработал 6 лет. Он считает, что на нее нападали незаслуженно. Просто потому, что она — не Крипке. Он думает, что на ее месте получил бы любой. Она огребла много дерьма, хотя на его взгляд, у нее были прекрасные серии, та же «Весь мир – театр».

Ведущий: Аарон Соркин ушел из «Западного крыла», и не скрывал свое недовольство этим фактом. Джосс Видон ушел из «Баффи», у нас недавно была Марти Ноксон, и рассказывала, что за его уход огребла по полной. Когда Вы уходили, Вы как-то готовились, говорили напутственные речи?

Крипке сказал, что да. Он понимает, как это тяжело. Для фанатов, которые привыкли ждать определенных вещей. Для съемочной группы, для которой это как новый президент компании, с которым придется работать по-новому. Кроме того, что Крипке сказал Саре Гэмбл, что он будет рядом, когда будет нужен, и не будет, когда будет не нужен, он сказал ей, что «Чужие» — это два очень хороших, но разных фильма, и что он собирается дать ей полную свободу. Потому, что копировать чужое дерьмо – дело бесполезное, надо создавать свое собственное.

[прим. переводчика: Marti Noxon после ухода Джосса Видона была шоураннером «Баффи» в 6-7 сезонах (2001–2003)]

Крипке сказал, что в фандоме бытует романтическое представление, что 1-5 сезоны, которые написал он, это хорошо, а остальное — плохо. Но если присмотреться, многие из его серий так себе. Если начать анализировать серию за серией, то первый сезон не идеален — с «Жуками», «Алой зарей» и расистским призраком-грузовиком.

Ведущий: А что было первоначальной идеей: призрак-грузовик или расизм?

Крипке сказал, что о призраке-грузовике есть городская легенда. А первоначальной его идеей была серия-погоня. Три персонажа: Сэм, Дин и преследующий их призрак-грузовик, который все 42 минуты серии гонится за Импалой. А потом вмешались реалии телевидения. Всем жутко понравилось, начали писать, но тут Боб Сингер, который, по словам Крипке, обладает феноменальными продюсерскими талантами, их затормозил и сказал, что за восемь дней и с их бюджетом и оборудованием невозможно это снять. Нужна была новая история. Призрак-грузовик, который преследует каких-то людей. Кого? И Боб Сингер предложил: чернокожих. Снимали в Ванкувере. И в день съемок пошел снег. Снег на Юге, смеется Крипке. Это был кошмар. Он сказал, что это случается с каждым сценарием. Редкий сценарий воплощается без сучка и задоринки. Когда пишешь, наивно думаешь, что это будет круто и страшно, а получается иногда полный отстой.

00:46:52

Крипке: А к чему я все это веду – благодарить надо Джареда и Дженсена, ту невероятную харизму, которой эти парни обладают сообща, и по отдельности как актеры. Мы можем много говорить, и я могу рассуждать, что это из-за структуры сезонов и т.д., но на самом деле это благодаря Джареду и Дженсену. То, что мы любим писать для сериала, помогает, но в конечном итоге мы в эфире десятый год благодаря этим парням. (But the original point I was trying to make — that is credit to Jared and Jensen, the unbelievable charisma that those guys have both together as a unit and separately as actors. But we can talk and I can ramble about the structure of the seasons etc but it's really because of Jared and Jensen. It helps that it is a show we loved writing but ultimately it was those guys, that's why we have been on ten years.)

Крипке: Потому, что зрители их любят. Зрители любят их братьев. В этом прелесть телевидения – ты находишь персонажи, в шкуру которых актеры могут влезть, с которыми они могут сродниться. И вы любите их, вы готовы перетерпеть серию с расистским грузовиком потому, что вы думаете: «Я их люблю, и может быть, серия следующей недели будет лучше». И это не благодаря мне, это благодаря им. (TV does this beautiful thing where you find a character that an actor can inhabit and become symbiotic with. And you love them — you will sit with them through a racist truck story, because you know next week — look, I love them, and maybe next week it'll be better! And it's not 'cause of me, it's 'cause of them.)

Ведущий: В серии с грузовиком у Джареда была очень горячая любовная сцена.

Крики из зала: У Дженсена!

Ведущий: У Дженсена. А я сказал — у Джареда? О, Боже!

Крипке: Ну, что же ты, мужик! (What the f*ck, man!)

Ведущий: Я часто пересматриваю эту сцену.

(хохот в зале)

Интервью Эрика Крипке о том, как начинался проект «Сериал Сверхъестественное»

Крипке: Ну, да, потому, что у него губы, созданные для поцелуев. (Right, 'cause he has kissable lips)

Дальше ведущий упомянул, что в настоящее время идет несколько сериалов с пост апокалипсической тематикой, например, «Ходячие мертвецы». Или «Революция» Это горячая тема. И спросил, когда Крипке планировал сериал, он знал, что это будет модно? Крипке ответил, что Джосс Видон – вот это мастер в определении тенденций, а он – нет. К тому же в тренд невозможно попасть, это движущаяся цель. Если ты видишь, что какая-то тема в моде, значит, ты уже опоздал. Потому, что пока ты напишешь сценарий, в моде будет что-то еще. Сегодняшняя ситуация – следствие того, что два-три года назад несколько человек независимо друг от друга этим занялись.

Крипке: По-моему, интересный вопрос — почему несколько разных, не связанных друг с другом сценаристов решили разрабатывать тему апокалипсиса? У меня нет варианта ответа на этот вопрос, который содержал бы хоть сколько-нибудь оптимизма. Я думаю (и есть много людей, которые разделяют мое мнение), что мы не можем продолжать существовать так, как мы существуем сейчас. То, что у нас с окружающей средой, политические проблемы… возникает чувство, что через 500 лет, через 1000 лет будет не так, как сейчас.

Как пришла идея? Если городские легенды («Сверхъестественное») – это идея, которую он лелеял 10 лет, то идея «Революции» пришла Крипке достаточно спонтанно. После «Сверхъестественного» он написал пилот для «Deadman», но он не пошел. Это была история о человеке, который умер, а потом начинает воскресать, но в разных телах. Фактически это была калька с «Квантового скачка».

После отказа Крипке охватила паника, а потом родилась идея. Первым визуальным образом, появившимся у него в голове насчет «Сверхъестественного», была мать, горящая на потолке.

А про первый образ, пришедший ему в голову для «Революции», написать не могу, потому, что я ее не смотрела, и на слух мне трудно понять, что конкретно он имел в виду.

Ведущий: В «Революции» был неровный первый сезон, а во втором сезоне произошла не то, чтобы перезагрузка, но смена фокуса…

Крипке сказал, что первый сезон «Революции» был самым тяжелым в его карьере – пятнадцать-шестнадцать часов работы каждый день. Большое давление. Он считает, что в первом сезоне сериал сбился с пути, а второй сезон лучше. Он сказал, что даже в самые беспокойные времена рулить «Сверхъестественным» во многих смыслах было легче. Потому, что там присутствовала схема.

[прим. переводчика: Я так понимаю, что схема - это охота на монстра.]

Крипке сказал, что сериалы, где в сезоне 12-13 серий процветают потому, что там очень легко выстроить арку. В сериале с 22-23 сериями в сезоне это гораздо труднее. Когда какой-то серии «Сверхъестественного» не доставалось мифологии (так называемые, отдельно стоящие серии), они обращались к спасительной схеме. В «Революции» такой спасительной схемы не было.

[На этом запись обрывается.]

Другие интересные статьи

Миша Коллинз в красивом ролике со змеиным маслом

Видео о том, как испугался Дин Винчестер

x